Гей-браки, неравенство и антиглобализм. Европарламент как место для дискуссий

© unsplash.com

Содержание показать

Гей-браки, неравенство и антиглобализм. Европарламент как место для дискуссий

16 Янв 2020, 17:09

Гид по публичной политике единой Европы: свобода против социальной справедливости, противники абортов и эвтаназии, популисты и экосоциалисты, рост «зеленых» и наступление евроскептиков, мультикультурализм и наследники масонов. Как выглядит парламент «здорового человека».

Тайга.инфо продолжает рассказывать о новейшей истории ЕС. Первый текст из цикла новосибирского публициста и политика Дмитрия Холявченко был посвящен краткой истории формирования Европейского союза и проблемам европейской политики. Второй текст — обзор главных вызовов, оказавших влияние на выборы в Европарламент в 2019 году. Третий — анализ политического устройства Евросоюза и партийно-политического спектра. Четвертый текст описывает основные партии Европарламента и их новейшую электоральную историю.

Христианские демократы

Европейская народная партия (EPP) — это основная христианско-демократическая сила Евросоюза. Партия, безусловно, поддерживает евроинтеграцию, экономический либерализм, придерживается консервативных позиций по таким острым вопросам, как гей-браки, эвтаназия, аборты, легализация легких наркотиков, женщины-священники в протестантских церквях. В решении вопросов социальной защиты EPP выступает за увеличение роли общества и снижение роли государства — то есть реализацию принципа субсидиарности с той или иной степенью глубины. Важной позицией на большинстве этапов современной истории Европы было снижение налогов.

В состав ЕРР входят такие политические силы, как ХДС/ХСС в Германии, голлисты во Франции, «Вперед, Италия», Народная партия в Испании, «Гражданская платформа» в Польше. Долгие годы наиболее влиятельными фигурами в Европейской народной партии были Ангела Меркель и Сильвио Берлускони. Следует иметь в виду, что ввиду некоторых особенностей британской политики ни одна политическая сила Соединенного королевства не входит в крупнейшую партию Евросоюза.

Обычно во фракцию христианских демократов входят не только члены ЕРР, но и члены Европейского христианского народного действия (ECPM), объединяющего некоторые наиболее социально-консервативные силы в Нидерландах и Восточной Европе, и часть независимых депутатов.

Максимальное в этом веке представительство ЕРР было в Европарламентах 1999–2004 и 2004–2009 годов — 37% депутатских мест. После чего оно постоянно снижалось: 2009–2014 — 36%, 2014–2019 — 28,5%, с 2019 года — 24%.

Социал-демократы

Партия европейских социалистов (PES) — это классическая социал-демократическая партия Европы. Правда, в том понимании, которое сложилось на рубеже XX–XXI веков под влиянием реформ Тони Блэра в Соединенном королевстве и Герхарда Шрёдера в Германии. Современные социал-демократы отказались от большей части характерных для социалистов XX века принципов, неадекватных современном миру (плановая экономика, «диктатура пролетариата», обязательная национализация базовой инфраструктуры). Однако достижение социальной справедливости путем государственного перераспределения богатства не только декларируется, но и активно применяется на практике.

Надо иметь в виду, что увеличение имущественного неравенства в качестве ключевой для Европы проблемы, называют не только социал-демократы, но и социал-либералы. Но если вторые в качестве основных механизмов решения чаще всего предлагают отлаживать социальные лифты через увеличение равного доступа к образованию и налоговые вычеты, то первые — через сохранение и увеличение системы социальной защиты.

В состав Партии европейских социалистов входят социал-демократические партии всех стран-участниц. Наиболее влиятельными из них являются Социал-демократическая партия Германии, Лейбористская партия в Соединенном королевстве, Социалистическая партия во Франции, Демократическая партия в Италии, Испанская социалистическая рабочая партия.

Во фракцию социал-демократов, кроме членов PES, входят также некоторые независимые депутаты.

В Европарламентах 1999–2004 и 2004–2009 годов PES и ее союзники получили 29% мест. После чего эта доля постепенно снижалась: 2009–2014 — 27%, 2009–2014 — 26%, с 2019 — 20,5%.

Как мы видим, если в начале XXI века две крупнейшие партии контролировали 2/3 мест в Европарламенте, то после выборов 2019 года они впервые не получили даже половины. Выиграли от этого остальные партии.

Либералы

Альянс либералов и демократов за Европу (ALDE) — это исторически третья по величине партия Евросоюза, объединяющая либералов в самом широком смысле этого слова. Партия ориентируется на либеральную экономическую позицию, ставя в центр развития рыночную экономику, свободу предпринимательства и гарантии частной собственности. Однако политические силы, входящие в состав ALDE, зачастую придерживаются и социал-либеральной идеологии, которая подчеркивает ценности общества, где присутствует не только правовое равенство возможностей, но и отсутствие расслоения. Неравенство уровня жизни и нарушение конкуренции — это те принципы, которые, с точки зрения социального либерализма, несут угрозу свободе и демократии, и их давление должно быть нивелировано государственным регулированием ряда процессов.

При этом, в отличие от социал-демократов, социал-либералы выступают принципиально против перераспределения национального богатства между богатыми и бедными, эффективными и отстающими регионами страны и так далее. Именно поэтому Альянс либералов и демократов за Европу и партии, входящие в его состав, инициируют большинство законодательных инициатив, связанных с государственной поддержкой конкуренции и с равным доступом людей к социальным благам. В первую очередь к образованию, которое в европейском либерализме считается главным фактором формирования социальных лифтов и отсутствия расслоения в обществе.

Как я уже говорил выше, современные европейские либералы являются прямыми наследниками секулярного европейского Просвещения и воспринимаются многими христианскими демократами — особенно из стран Южной Европы — как политическое крыло масонского движения. Большинство либеральных партий поддерживают максимальный перечень свобод человека в ультралиберальном формате, включая право на гей-браки и аборты.

Основными партиями — членами ALDE — являются Свободные демократы в Германии, Либерал-демократы (виги) в Соединенном королевстве, партия «Граждане» в Испании. Очень сильны либеральные партии в Чехии, Нидерландах, Дании и Эстонии.

ALDE уже полтора десятилетия идет на выборы широким фронтом — «Возрождение Европы» (RE), в который входят также другие участники Либерального Интернационала, в основном Европейская демократическая партия (EDP), которая исторически сложилась из движений, вышедших из состава Европейской народной партии. Это, например, партия Франсуа Байру во Франции, подчеркивающая баланс между консерваторами и социалистами, и «Свободные избиратели» в Германии, выступающие за увеличение роли муниципалитетов.

Партия Эманюэля Макрона во Франции сейчас не входит ни в ALDE, ни в EDP, но является частью фронта RE.

Электоральная история ALDE и других либералов выглядит следующим образом: 8% мест в Европарламенте 1999–2004 годов, около 11,5% в 2004–2009 и 2009–1014, 8,5% в 2014–2019 годов и 14,4% в нынешнем созыве.

«Зеленые»

Европейская партия зеленых (EGP) — это четвертая по величине партия единой Европы. Исторически зеленые движения в Европе стали всерьез участвовать в политическом процессе начиная с 70-х годов. Однако сама европейская партия была организована уже в этом веке. «Зеленые» ставят во главу угла экологическую ответственность и персональную свободу человека. Причем экологическая ответственность может быть достаточно радикального характера, когда отрицается экономический прогресс вовсе. Также важны для «зеленых» мультикультурализм (где они ближе всего к либералам) и представление о социальной справедливости (где они полностью смыкаются с социал-демократами). На практике EGP обычно блокируется с социал-демократами. Их позиции всерьез расходятся только в части противоречий между «зеленой» политикой и интересами промышленных профсоюзов.

Безусловный лидер европейских зеленых — Партия зеленых в Германии, которая определяет основные идеологические ценности движения, включая ценности мультикультурализма. Важнейшей фигурой, выдвинувшей «зеленых» Германии на уровень национальной и общеевропейской политики, был многолетний министр иностранных дел Германии Йошка Фишер. Также очень сильны «зеленые» партии в Скандинавии, Бенилюксе и Австрии. «Зеленые» партии Франции и Соединенного королевства получают очень мало мест на национальных выборах, однако на выборах в Европарламент выступают весьма успешно.

В конце XX века «зеленые» обычно блокировались с регионалистскими партиями, но с выборов 1999 года выступают единым «зеленым» фронтом и формируют большую коалицию вокруг себя. Фракция «зеленых» в Европарламенте, кроме Европейской партии зеленых, также состоит из Европейского свободного альянса (каталонские, шотландские, фламандские, корсиканские и другие регионалисты), Европейской пиратской партии и других.

В Европарламенте 1999–2004 «зеленый» блок получал 7,7% мандатов, в 2004–2009 — 5,7%, 2009–2014 — 7,6%, 2014–2019 — 6,9%, а с 2019 года — 10%. Таким образом, если в начале XXI века либералы и «зеленые», претендующие в Европе на статус третьей партии, занимали вместе 15% мест, то сегодня уже контролируют почти четверть.

Коммунисты и леваки

Партия европейских левых (PEL) — это одна из наиболее стабильных партий, объединяющих ультралевые — в первую очередь коммунистические — движения. Также в нее входят анархисты, антиглобалисты, троцкисты, экосоциалисты, представители некоторых радикальных феминистических организаций. Из-за раскола коммунистических сил в Европе партия не объединяет всех ультралевых депутатов в Европарламенте, но ее влияние достаточно велико. PEL придерживается умеренно евроскептической идеологии, которая базируется, в первую очередь, на антиглобалисткой логике.

В XXI веке наиболее влиятельными силами, входившими в Партию европейских левых, были Die Linke в Германии и «СИРИЗА» в Греции. Коммунистические движения также достаточно влиятельны в Скандинавии, Франции, Испании, Португалии и Италии. Особенности европейских крайне левых политических течений — наличие ярких маргинальных лидеров и готовность большинства современных движений вступать в коалиции. Особняком чаще всего держатся коммунистические партии марксистско-ленинского толка. В качестве наиболее ярких лидеров европейских ультралевых следует назвать Грегора Гизи и Алекса Ципраса.

Фракцию коммунистов в Европарламенте, кроме самой PEL, составляют депутаты от Северного альянса зеленых и левых (NGLA), который объединяет ультралевые энвайронменталистские партии Скандинавии; некоторые радикальные зоозащитники и движение «А теперь народ!», в которое входит партия Жан-Люка Меланшона во Франции; партия «Подемос» в Испании и другие ультралевые партии в Португалии и Скандинавии.

На выборах в Европарламент крайне левые, включая PEL, получали всегда более-менее стабильное количество мест: 1999–2004 — 6,7%, 2004–2009 — 5,6%, 2009–2014 — 4,8%, 2014–2019 — 6%, с 2019 года — 5,5%.

Остальные крупные европейские партии исторически чаще всего представляли собой те или иные позиции евроскептицизма. В Европарламенте созыва 1999–2004 евроскептики всех типов контролировали только 2,5% мест, а в 2004–2009 годах — 5%. После подписания Лиссабонского договора евроскептики раскололись на консервативных и «чистых».

Однако к выборам 2019 года, под влиянием референдумов о независимости Шотландии и Каталонии, европейского миграционного кризиса и референдума о выходе Соединенного королевства из Европейского союза, ситуация еще раз изменилась. Давайте посмотрим, как.

Евроскептики-консерваторы

Альянс европейских консерваторов и реформистов (ACRE) — исторически крупнейшая партия, стоящая на платформе консервативного евроскептицизма. Однако она обладает и другими элементами идеологии, которые складываются в стройную картину мира. Кроме евроспектицизма, выражающегося, в первую очередь, в необходимости сохранения национальных государств и протеста против надгосударственных бюрократических органов управления, партия твердо придерживается ценностей экономического либерализма, в чем чаще всего готова блокироваться с Европейской народной партией и ALDE.

Кроме того, ACRE придерживается консервативных ценностей, которые очень во многом совпадают с установками Европейской народной партии. Исторически очень значимым элементом идеологии партии было противостояние федерализму, так как он воспринимался как отрицание принципа «Европы наций» в пользу «Европы регионов», что является для сторонников консервативного евроскептицизма способом демонтажа национального суверенитета. Сегодня это положение (в связи с общим трендом на децентрализацию) уже подвергается некоторому сомнению многими партийными идеологами.

Вообще для большинства консервативных евроскептиков идеалом является Евросоюз, не очень далеко ушедший по степени интеграции от Европейской ассоциации свободной торговли (ЕАСТ). Тем более, что долгие годы в этом движении основную роль играла Консервативная партия Великобритании. И некоторые движения в других странах Европы также имеют корни в политических процессах, заложенных в эпоху конкуренции форматов ЕЭС и ЕАСТ в 1960-е.

Важнейшие члены ACRE, кроме Консервативной партии Великобритании, — польская партия «Право и справедливость»; Гражданская демократическая партия в Чехии, от лидера которой — Вацлава Клауса — в 2007 году вообще зависела судьба Евросюза; крайне консервативная и националистическая партия «Шведские демократы», набирающая в последние годы силу. Идейными и политическими лидерами ACRE в XXI веке были британский экс-премьер Дэвид Кэмерон, Вацлав Клаус и братья Качиньские из Польши.

Силы, входящие в ACRE, отделились от евроскептиков иного толка после подписания Лиссабонского договора, когда Евросоюз стал приобретать все черты конфедеративного государства. Во фракцию Альянса европейских консерваторов и реформистов входит часть депутатов от Европейского христианского народного действия, которые не вошли во фракцию христианских демократов, и ряд независимых депутатов.

В Европарламенте 2009–2014 года консервативные евроскептики получили 7,3% мандатов, в 2004–2019 — 6,1%, в 2019-м — 8,3%, почти половина из которых приходится на польскую «Право и справедливость».

Евроскептики-популисты

Партия идентичности и демократии (ID Party) — крайне правая национал-консервативная и ультраевроскептическая партия, которая в 2014–2019 годах называлась Движение за Европу наций и свободу (MENF). В предыдущие избирательные циклы партия и ее предшественники придерживались евроскептической и антииммигрантской позиции. К 2019 году под влиянием новых вызовов в Евросоюзе, идеология ID Party сместилась в сторону более радикальных взглядов — национализм, крайне правый популизм. И жесткий евроскептицизм стал не столько целью, сколько средством достижения целей.

В зависимости от ситуации, силы, входящие в ID Party декларировали на выборах в Европарламент 2019 года полный спектр ультраправых взглядов — начиная от требований ограничить миграцию и обеспечить суверенитет наций, заканчивая неофашистскими взглядами. Тем не менее, настоящие неофашистские и неонацистские движения, которые, безусловно, тоже присутствуют в европейской политике, не входят в какие-то общеевропейские объединения и в большинстве случаев игнорируют выборы в парламент.

То есть, несмотря на жесткий евроскептицизм и националистическую риторику, ID Party — это точно такое же детище европейской интеграции, как и любая другая партия. И участие в европейской политике это доказывает. Также необходимо иметь в виду, что поддержка партии в большинстве случаев базируется не на ультраправой идеологии как таковой, а на популизме, связанном с эффектами массового сознания и чувством унижения групп населения, выпавших из устойчивой картины мира.

Важнейшие участники ID Party — «Национальное объединение» (бывший «Национальный фронт») во Франции и современная итальянская «Лига Севера» (теперь чаще именуемая просто «Лига»), которая прошла путь от сепаратистского движения северных регионов Италии до жесткой евроскептической, антимигрантской и ультраправой популистской партии, претендующей на статус политической силы формата big-tent. Кроме этого, важными участниками являются «Фламандский интерес» в бельгийской Фламандии и Австрийская народная партия.

Крупнейшим идеологом ультраправого движения в начале XXI века был федеральный канцлер Австрии Йорг Хайдер. А в современной Европе — бывший глава МВД Италии Матео Сальвини и Марин Ле Пен (Франция).

Во фракцию ID Party в Европарламенте также входят депутаты от других правых европейских партий, крупнейшая из которых — «Альтернатива для Германии», а также независимые депутаты. По результатам выборов в Европарламент 2019 года европейские ультраправые получили без малого 10% мест.

Существовавшая на предыдущем этапе работы Европарламента евроскептическая партия «Европа за свободу и прямую демократию» (EFD) распалась перед выборами 2019 года. В этот третий блок входили те скептически настроенные к европейской интеграции силы, которые не были ни консервативными, как ACRE, ни националистическими, как ID Party.

EFD распалась из-за того, что не до конца была понятна позиция двух ключевых участников. Британская The Brexit Party могла вообще не попасть в Европарламент в случае выхода Соединенного королевства из Евросоюза. А итальянская «Пять звезд», не отказываясь от евроскептицизма, все чаще транслирует энвайронменталисткую и антиглобалистскую идеологию, ставшую для нее приоритетом. Поэтому сейчас партии — бывшие члены EFD — остаются неприсоединившимися.

Лидерами этого направления евроскептицизма можно назвать Найджела Фэраджа и Беппе Грилло. В Европарламенте 2014–2019 годов чистые евроскептики контролировали 5,1% мест, а начиная с 2019-го — 5,7%.

Таким образом, мы видим, что соотношение между партиями в Европарламенте в результате последних выборов существенно изменилось. В следующей статье мы рассмотрим, как прошла избирательная кампания 2019 года и какими могут быть политические последствия для единой Европы.

Дмитрий Холявченко, специально для Тайги.инфо

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *