«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»

В интервью «Континенту Сибирь» губернатор Новосибирской области АНДРЕЙ ТРАВНИКОВ охарактеризовал свои отношения с Андреем Шимкивом и Анатолием Локтем, назвал компании, которые вносят наиболее существенный вклад в экономику региона, анонсировал новые инвестиционные проекты и рассказал, с какой предпринимательской ассоциацией в Новосибирске предпочитает иметь дело.

Политика, власть

— Приближаются выборы мэра Новосибирска, и на горизонте — выборы в Законодательное собрание Новосибирской области. Насколько они важны для вас как для губернатора? Какие задачи и проблемы вы в связи с этим видите?

— Конечно же, выборы мэра в третьем по численности населения городе России однозначно находятся в поле моего внимании. Я интересуюсь тем, как идет кампания, как она развивается, какой результат можно прогнозировать. В конце концов, мне небезразлично, кто будет следующие пять лет руководить столицей региона.

Мой интерес в первую очередь касается хода кампании, начиная с обязательных вещей — обеспечения законности, организованности, легитимности и открытости избирательного процесса. Может быть, за некоторые элементы выборов я не несу формальной ответственности, но мы понимаем, что губернатор в регионе отвечает за все, и любые скандалы, конфликты и проблемы, безусловно, скажутся на авторитете власти.

Кроме соблюдения обязательных норм законодательства, важно, чтобы сама кампания не переходила грань политкорректности. Надо следить, чтобы градус политической борьбы не захлестнул весь регион и не заставил власть отвлечься от развития и решения социально-экономических вопросов. Поэтому я буду следить за избирательным процессом, и если это потребуется, то, пользуясь своим авторитетом, постараюсь повлиять на участников кампании.

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»— Относительно выборов мэра Новосибирска с вашей стороны имеются публичные договоренности. В то же время Законодательное собрание — это структура, которая работает в еще более тесном контакте с областной исполнительной властью. Предполагаете ли вы, что персональный состав Законодательного собрания Новосибирской области, первое лицо Законодательного собрания также могут стать предметом договоренностей, предметом вашего интереса и публичных заявлений?

— Об этом рано говорить. До выборов в Законодательное собрание почти полтора года, поэтому я думаю, что это достаточный срок для того, чтобы обсудить возможные расклады и разработать выборную стратегию. Не скрою, я как член президиума регионального отделения партии «Единая Россия» заинтересован в победе партии, к которой я принадлежу. Но как глава региона я готов работать с представителями всех других конструктивных политических сил. Тем более что второе полугодие 2018 года очень наглядно доказало: в Новосибирской области конструктивное взаимодействие возможно. Я намерен сохранить эти отношения и в новом составе нашего Законодательного собрания.

— Личностные отношения первых лиц играют большую роль во взаимодействии ветвей власти. Так получилось, что и мэр города, и председатель областного Законодательного собрания формально или неформально тоже претендовали на пост губернатора Новосибирской области. Тем не менее, этот пост занимаете вы. Достаточно много времени прошло с того момента, когда вы возглавили регион. Оглядываясь назад и подводя итоги, сегодня как бы вы оценили личностные отношения с Андреем Шимкивом и Анатолием Локтем? Удовлетворены ли вы взаимодействием с ними?

— Если оглядываться назад, то, конечно, у нас был период определенной притирки друг к другу, определение удобных друг для друга форматов общения, согласования вопросов. Если говорить о сегодняшнем дне, то я могу сказать, что с Андреем Ивановичем у нас отношения более чем конструктивные. Последние полгода продемонстрировали нашу совместную слаженную работу, и я очень благодарен за его личный вклад в мою избирательную кампанию, за ту работу, которую мы с ним проделали вместе. Иногда я вспоминаю некоторые горячие недели предвыборной гонки, и мне кажется, что тогда в рабочее время мы с ним встречались чаще, чем с некоторыми коллегами из правительства, потому что было очень большое количество поездок по территориям. Хочу сказать ему огромное спасибо за то, что он практически всегда меня сопровождал.

Что касается Анатолия Евгеньевича, то сегодня у нас абсолютно нормальные рабочие взаимоотношения, не обремененные какими-то политическими разногласиями. Несмотря на то что мы относимся к разным политическим объединениям и, более того, входим в руководящие органы этих объединений. Сегодня такая ситуация никак не сказывается на взаимоотношениях между правительством региона и мэрией города Новосибирска. Для меня это очень важно. Как новый человек, который полтора года назад прибыл в Новосибирскую область, я сразу себе сказал: я не хочу разбираться в том, кто кому что-либо должен за прошедшие периоды. Я готов работать с каждым, если это взаимодействие будет конструктивным. Такой формат удается выдерживать, и это помогает нам выстраивать партнерские взаимоотношения. Работа сегодня идет достаточно плодотворно. Более того, я вам могу сказать, что если вдруг появляются какие-то негативные сигналы, нам достаточно оперативно друг с другом связаться просто по мобильному телефону и задать вопрос: «Так ли это?» И если это так, то почему? А затем быстро разобраться в ситуации.

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»— За полтора года на посту главы региона вы познакомились со всеми уровнями власти, чтобы делать выводы. Я помню, как в декабре на встрече, которая у нас с вами была, вы рассказывали, что из-за некачественной подготовки аппаратом документов застопорились такие значимые региональные проекты, как перинатальный центр. Сейчас у нас по Дзержинской ветке метрополитена аналогичная история — мэрия города приводит какую-то аргументацию относительно некорректного формата файла, но время опять потеряно, документы в федеральном центре не приняты. Как вы оцениваете аппарат управления в Новосибирской области? Что в нем надо менять? Нужно ли привлекать новых людей? И если да, то где их брать?

— Если говорить о потенциале тех сотрудников, которые работают в администрации области, то он достаточно высокий. Что касается того, кого нужно убрать: те, с кем мы хотели расстаться, уже покинули правительство. Это не значит, что больше никаких кадровых изменений не будет, наоборот, я уверен, что они наверняка случатся, потому что команда требует постоянного разумного обновления и роста, который нужно достигать повышением компетенции тех, кто входит в команду.

Те примеры, которые вы приводите, в принципе не связаны с потенциалом и компетенциями руководителей и сотрудников, они связаны с отсутствием опыта, потому что за последние годы в Новосибирске не реализовывалось крупных проектов с федеральным финансированием. Последний проект, который можно назвать, — это Бугринский мост в 2014 году. Он является единственным крупным объектом за последнее десятилетие.

За это время изменилась нормативная база. Некоторым коллегам сегодня кажется, что оформление проектов — это просто: написал письмо президенту, получил визу, и чуть ли не завтра можно выходить на стройплощадку. На самом деле реализовывать крупные проекты намного сложнее, это требует длительной и кропотливой работы. Я могу подтвердить, что мои коллеги в правительстве региона научились этой работе. Поэтому я уверен, что у нас впереди немало крупных, необходимых для Новосибирской области проектов.

— Что надо сделать, чтобы инвесторы охотнее приходили в Новосибирскую область? Кто персонально отвечает за это? Довольны ли вы тем, как построена работа с инвесторами? Какие проекты сейчас в работе, запуск каких проектов вызывает у вас чувство удовлетворения?

— В целом я доволен тем, как построена работа. Нельзя сказать, что в нее требуется вносить изменения. Скорее требуется больше координации институтов, которые в нашем регионе занимаются привлечением инвестиций и оказанием помощи по развитию бизнеса. У нас для этого достаточно большое количество инструментов, создано много подведомственных организаций. Сегодня их нужно скоординировать в работающие механизмы.

Я думаю, что нельзя назвать только одного конкретного человека, который отвечает за привлечение инвестиций в регион. В сельском хозяйстве, в промышленности, в той же медицине каждый руководитель в своей отрасли отвечает за привлечение частных и бюджетных инвестиций на территорию региона, каждый несет часть ответственности. Если мы говорим о координации этой работы, за нее отвечает министерство экономического развития, в частности, заместитель председателя правительства Ольга Молчанова. Координацию она выполняет неплохо, один из показателей ее работы — по рейтингу привлекательности регионов мы за последние три года регулярно поднимаемся вверх, демонстрируя позитивную динамику. Это результат как раз такой рутинной работы по приведению в соответствие бюрократических процедур для того, чтобы создать инвесторам более комфортные условия.

Что нужно сделать для того, чтобы инвестор охотнее шел в Новосибирскую область? Во-первых, требуется сверхактивная работа в данном направлении. В пример могу привести, как у нас сегодня организовывается работа на различных бизнес-форумах. Мы проводим достаточно большое количество переговоров и находим потенциальных инвесторов. Если у инвестора уже есть опыт присутствия в регионе, мы продолжаем переговоры на предмет развития бизнеса, либо инвестор сам выходит на нас и предлагает обсудить тот или иной проект, который можно было бы начать в Новосибирской области. Я думаю, что этот формат нам нужно дополнить поиском тех людей и тех бизнес-структур, которых можно было бы заинтересовать реализацией проектов на территории Новосибирской области. Такая работа, конечно же, более тонкая, она требует тщательного поиска информации, аналитики, выявления контактов, но именно в этом мы сегодня совершенствуемся.

— В этом вопросе играет свою роль Агентство инвестиционного развития Новосибирской области. Его функционал не будет пересматриваться?

— Функционал АИР с точки зрения ведения переговоров, наверное, не будет пересматриваться. Это агентство тоже участвует в переговорах, но все-таки его основная задача — сопровождение тех бизнес-идей и бизнес-проектов, которые представлены в его портфеле, были найдены самостоятельно или профильными органами власти.

Что касается поиска потенциальных инвесторов, то эта задача достаточно общая, она касается каждой отрасли. Другое дело, что координационная функция может быть возложена на АИР, а не только на министерство экономического развития.

— Если какой-то крупный инвестор в Москве или Красноярске читает «Континент Сибирь» и думает о возможном запуске проекта, что мы ему скажем, к кому в Новосибирске следует обратиться?

— К губернатору, к первому заместителю председателя правительства региона Владимиру Знаткову как человеку, отвечающему за координацию этой работы, к министру экономического развития Ольге Молчановой. Хотя я еще раз повторяю, что у нас существует масса случаев, когда инвестор выходит на профильного заместителя губернатора, потому что тот ему ближе по теме, по опыту общения. Например, сельское хозяйство: по этой сфере очень много контактов у Александра Дубовицкого, по промышленности — у Сергея Сёмки, по цифровой экономике — у Андрея Жукова. Поэтому сложно дать какой-то универсальный контакт. Мы же под инвестором понимаем не абстрактного человека, который только начинает бизнес и не знает куда податься. Регион заинтересован в достаточно опытных руководителях, которые понимают, к кому следует обратиться для того, чтобы вести серьезные переговоры. Можно использовать АИР как «одно окно» для инвестора. Чаще всего такие контакты проходят через губернатора и через его заместителей.

— За эти полтора года прохождение какого инвестпроекта вы бы выделили как удачный пример координации работы различных ветвей и подразделений правительства?

— Могу привести два примера. Первый — это проект по строительству молокоперерабатывающего завода «Сибирской Нивы». Он был инициирован через муниципальный район, где «Сибирская Нива» занимается животноводством. Сначала переговоры велись через администрацию Маслянинского района. Только после этого к ним подключились мы. Были различные варианты размещения этого проекта. В итоге мы договорились, что проект будет реализован, завод будет построен в Маслянинском районе.

Другой пример, который я уже могу анонсировать, — завод PepsiCo по производству снеков и картофельных чипсов. Этот достаточно крупный проект начинался с совершенно непримечательного случая. Мы запускали очистные сооружения на заводе PepsiCo в Кировском районе с участием мэра Новосибирска и главы Кировского района. Тогда родилась предварительная идея, но без понимания того, где расположить производство: на территории Новосибирской области или на территории другого региона. После этого шли переговоры на разных уровнях власти: на уровне губернатора, на уровне заместителей губернатора, мэрия в этой работе тоже участвовала. В итоге на днях будет подписано соглашение о начале реализации проекта. Формально соглашение подписывается с АИР как со структурой, которая занимается сопровождением и реализацией инвестпроекта, но, как вы видите, на деле мы все принимаем в этом участие.

— Если говорить о системе управления в целом, можете ли вы как-то охарактеризовать портрет того человека, который сейчас нужен во власти для решения задач, стоящих сейчас перед областью и страной в целом?

— Конечно, я могу дать такую характеристику. Сейчас во власти требуются ответственные и коммуникабельные люди в том смысле, что человек должен быть готов выстраивать кооперационные связи, готов к коллаборации, он может договариваться и учитывать интересы своих партнеров и коллег. Такой человек должен быть инициативным, он не должен говорить, что «это не моя сфера ответственности», «это задание невозможно выполнить». Во власти нужны люди, которые в сложной ситуации скажут: дайте время разобраться, подумать и найти решение.

— Сейчас вокруг вас есть такие люди?

— Меня окружают разные люди, но есть и такие. Здорово, что таких людей много.

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»Сельское хозяйство

— В течение всего 2018 года активно обсуждалась тема важности развития сельских территорий. Предполагалось в свое время создать должность профильного заместителя губернатора. Сейчас должность наконец занята, и какие дальнейшие шаги в данном направлении будут предприняты?

— На самом деле таких шагов предпринято очень много. Другое дело, что, возможно, они не сведены в какую-то общую программу. Кстати, об этом говорил и вице-премьер РФ Алексей Гордеев. Даже у него была попытка инициализировать 13-й национальный проект по развитию сельских территорий. Хотя пока не получилось, все равно сегодня предпринимается попытка на федеральном уровне свести это в какую-то общую программу.

Что касается Новосибирской области, то таких шагов и мероприятий делается достаточно много. Мы принимаем массу дополнительных решений по поддержке сельского хозяйства, по развитию производства, по газификации, по ремонту дорог, по проекту «Чистая вода», по строительству служебного жилья для специалистов бюджетной сферы, которое мы запускаем в этом году.

Я думаю, что нет серьезной необходимости ввести все эти меры в какую-то единую программу с точки зрения принятия бюджетных решений. С точки зрения публичной демонстрации жителям села серьезности наших намерений системно подходить к развитию сельских территории, наверное, это было бы неплохо, но на сегодня такая программа не составлена. Хотя я еще раз повторяю, что все необходимые мероприятия в рамках тех финансовых возможностей, которые у нас есть, сейчас спланированы. Более того, возвращаясь к федеральному уровню, я в своем отчете говорил, что в 2018 году почти 0,5 млрд рублей мы привлекли на развитие сельских территорий. На ближайшие два года мы привлечем более 1 млрд рублей федеральных средств, плюс те мероприятия, которые мы финансируем из областного бюджета. В сумме получается приличный комплекс проектов.

Реальный сектор экономики

— Какие компании, на ваш взгляд, на сегодня вносят наиболее существенный вклад в экономику Новосибирской области и изменился ли перечень этих предприятий за последний год?

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»Если смотреть с точки зрения отдачи по налогам, то тройка лидеров принципиально не поменялась — это «Сибантрацит», Западно-Сибирская железная дорога, а также Сибирский банк Сбербанка России.

Если рассматривать компании по вкладу в валовый региональный продукт, то нужно помнить, что наша экономика очень диверсифицирована, и, например, вклад в ВРП промышленности составляет 20%, вклад оптовой торговли и транспорта примерно такой же. Существенный вклад в региональный продукт вносят малый и средний бизнес, также мы понимаем, что вклад научных и инновационных разработок весьма значителен.

Если говорить о мультипликативном эффекте, о влиянии на развитие других отраслей экономики, то здесь стоит выделить строительство, промышленное производство, хорошо развивается у нас сектор производства электронных приборов. Наверное, самый крупный и известный проект — «Элтекс». Также серьезный вклад в развитие экономики и бизнеса в городе и области осуществляют наши авиаторы. Флагманская авиакомпания S7 и наличие разветвленной сети авиационных маршрутов через Толмачево — это реальный стимул развития бизнеса и экономики на территории Новосибирской области, и мы это видим.

— Как, на ваш взгляд, можно обеспечить связь разных уровней экономики и участие малого и среднего бизнеса в реализации крупных инфраструктурных проектов на территории региона, для которых возможно задействовать федеральное финансирование? Каким образом можно было бы увеличить долю МСБ, на ваш взгляд, в этом направлении?

— Существует законодательное требование: в объеме государственного и муниципального заказа доля малого и среднего бизнеса должна быть не менее 15%. Если говорить об участии малого и среднего бизнеса в реализации крупных инфраструктурных проектов, то здесь у меня несколько настороженное отношение. Следует ли дать какие-либо дополнительные возможности малому бизнесу, например, в реализации национальных проектов? Если честно, у меня сегодня возникает желание, наоборот, ужесточить требования при отборе участников для таких работ.

Мое отношение сформировано в том числе и опытом реализации государственных программ. Мы помним проблемы со строительством жилья для детей-сирот и для переселенцев из аварийного жилья, а также трудности в реализации проектов по программе «Чистая вода». Поэтому здесь я говорил бы не о каких-то ограничениях или преференциях по масштабу бизнеса, а об опыте работы, о портфеле успешно выполненных качественных проектов. Исходя из таких критериев, участником национальных проектов может быть и малое предприятие, если оно находится в системе и работает по муниципальному или государственному заказу 5–10 лет, к нему нет претензий и замечаний. Наверное, такая компания должна иметь какой-то приоритет в конкурсном отборе.

— В прошлом году в области появился региональный фонд развития промышленности. В него было положено 40 млн рублей. Планируется ли увеличение капитализации этого фонда?

— Да, в прошлом году такой фонд заработал, и я хотел бы выразить некоторое недовольство работой наших коллег: фонд начал вести свою деятельность достаточно поздно, к четвертому кварталу 2018 года. Тем не менее, первый проект был отобран и профинансирован на 10 млн рублей на пять лет под 3% годовых. Это достаточно привлекательные условия, и мы видим, что этот инструмент востребован, его обязательно нужно докапитализировать.

На прошедшем заседании Межрегиональной ассоциации руководителей и промышленных предприятий (МАРП) мы с коллегами-руководителями обсуждали то, насколько нужно увеличить капитализацию фонда, по какому принципу подойти к решению этого вопроса. Договорились ориентироваться на число конкретных заявок готовых проектов. То есть если мы сегодня наберем проектов дополнительно, скажем, на 100 млн рублей, значит, будем принимать решение о капитализации на 100 млн рублей. Если со временем этот инструмент станет еще более востребован, будем изыскивать возможности увеличить фонд еще под перспективные проекты, которые мы уже проработали. К сожалению, при реализации различных проектов и программ мы часто сталкиваемся не только с отсутствием источников финансирования, но и с недостаточным количеством качественных проектов.

— Программа реиндустриализации экономики Новосибирской области, разработка которой началась по инициативе Владимира Городецкого, должна была стать основным механизмом развития региона, однако в последние месяцы она, можно сказать, находилась в подвешенном состоянии. В настоящее время каковы перспективы программы? Определены ли даты рабочих групп?

Я не могу сказать, что она находится в подвешенном состоянии. Рабочая группа по программе реиндустриализации должна собираться два раза в год. Да, действительно, изменения в составе правительства Новосибирской области, смена куратора этой программы в федеральном правительстве несколько повлияли на график, и мы до конца 2018 года заседание не провели. Сегодня мы готовимся к нему, ориентировочно заседание пройдет в марте.

Также хочу отметить, что программа реиндустриализации, конечно, должна стать инструментом для развития Новосибирской области, но лично я всегда воспринимал ее как инструмент для развития целых отраслей нашей страны. По-другому федеральный центр было бы не заинтересовать этой программой. В конце концов, у каждого региона есть своя программа развития промышленности, а на каждый регион назначить куратора из правительства РФ невозможно.

Преимущество нашей программы было в том, что мы через вопросы и проблемы наших новосибирских флагманских проектов выходили на федеральную повестку развития целых отраслей. Именно таким образом мы сегодня отбираем проекты, которые вынесем на заседании рабочей группы по реиндустриализации. Да, это требует более тщательного отбора и дополнительные критерии, но мы от этого не отступаемся, иначе идеология программы будет размыта, и интерес со стороны федерального правительства к ней упадет.

— Сейчас в Новосибирске есть немало организаций и ассоциаций руководителей предприятий, которые объединяются под флагом ТПП, МАРП, «Опоры России», «Деловой России» и т. д. С кем вам комфортнее всего взаимодействовать?

— Я не имею возможности ездить абсолютно по всем площадкам. Если говорить о том, какая структура наиболее комфортна, то это та структура, которая проявляет активность, умеет формулировать свои предложения и самостоятельно выходить с ними на власть, встречаться. Для меня важно, когда структура может грамотно, конструктивно и конкретно сформулировать свои предложения. На сегодня для меня такая структура — это МАРП. Хотя я встречался с советами директоров отдельных районов Новосибирской области, с объединением оборонных предприятий СЭР, но чаще все-таки с МАРП. Мне достаточно комфортно общаться на этой площадке.

ИТ и цифровая экономика

— Сегодня в Новосибирской области имеется хороший задел в области инфраструктуры цифровой экономики: присутствуют каналы, дата-центры, регион лидирует по доступности Интернета для населения. Как не растерять созданный задел? Что необходимо сегодня сделать администрации области и города, чтобы усилить динамику развития и других направлений цифровой экономики?

«Каждый руководитель в своей сфере отвечает за привлечение инвестиций в Новосибирскую область»— Для начала я прокомментирую результаты нашего развития коммуникационной инфраструктуры и информационных технологий в публичном секторе муниципального и государственного управления в целом. Действительно, мы значительно обогнали многие регионы по развитию инфраструктуры. У нас, пожалуй, самая разветвленная сеть каналов связи и самое плотное покрытие высокоскоростным Интернетом территории региона. В Новосибирской области сконцентрированы серьезные мощности по обработке и хранению данных.

Однако в прошлом году я увидел, что мы явно отстаем от внедрения информационных систем сервисов для коллег, которые работают в социальных сферах. Здесь нам нужно догонять даже в сфере здравоохранения с учетом того, как далеко им порой приходится ездить. У нас есть масса различных медицинских подразделений организаций федерального уровня. Я обратил внимание, что в таких учреждениях внедрена электронная карта больного, обмен диагностическими результатами происходит в электронном виде. В нашем регионе далеко не в каждом медицинском учреждении работают такие сервисы. Поэтому при утверждении бюджета и программы развития информационных систем НСО мы на это обратили внимание. В частности, дополнительное внимание и ресурсы будут направлены на информатизацию здравоохранения, хотя не только этой отрасли в вопросе информатизации мы будем уделять внимание.

Также развитие цифровой экономики в регионе требует большого количества квалифицированных кадров. Новосибирская область сегодня привлекательна для размещения подразделений данной отрасли, потому что здесь хорошая образовательная база. Новосибирская образовательная экосистема воспитала много специалистов, работающих в этой отрасли. Неслучайно «Сбертех» присутствует в Новосибирске, и «ЭР-Телеком» — крупная телекоммуникационная компания страны — считает Новосибирск одним из базовых городов для себя.

Конечно, нам следует прикладывать усилия и со стороны власти, и со стороны нашего высшего образования. В одном из выступлений я приводил результаты опроса сайта Headhunter, согласно которому в нашем регионе за прошедший год резко, практически на 30%, выросло количество вакансий для специалистов IT-отрасли. С одной стороны, это косвенное подтверждение того, что отрасль у нас активно развивается. С другой стороны, если мы вместе с вузами своевременно не отреагируем на этот запрос, то могут возникнуть препятствия для развития цифровой экономики в регионе. Этим в первую очередь и следует заниматься.

Строительный сектор

— Как вы считаете, насколько новосибирские застройщики готовы к изменениям в 214–ФЗ? По вашему мнению, какими инструментами реально могут помочь региональные власти застройщикам?

Думаю, что они готовы к изменениям не больше и не меньше, чем другие застройщики в крупных городах России. Ситуация примерно одинаковая по всем мегаполисам. Действительно, изменения в 214-й закон нельзя откладывать. Я тоже не один раз говорил об этом. Иначе с проблемами обманутых дольщиков мы будем бороться вечно. К сожалению, в нашем регионе количество долгостроев, которое мы вводим в эксплуатацию в течение года, примерно равно количеству появляющихся новых подобных объектов. В конце концов, нужно остановить этот вал, хотя мы понимаем, что для застройщиков это будет болезненно, и далеко не все смогут в этих условиях продолжать свою работу.

С нашей стороны мы должны четко понимать, как власть может помочь застройщикам в этом вопросе. Прежде всего — здоровое лоббирование интересов строительного комплекса, в том числе на федеральном уровне. Я в своих выступлениях на различных совещаниях не один раз говорил: изменения строительного законодательства необходимы, но при этом давайте обеспечим нормальный переходный период и создадим комфортные условия для работы застройщика хотя бы в этих новых жестких условиях. Давайте обеспечим быстрое открытие эскроу-счетов, наличие необходимого количества банков, которые готовы приступить к проектному финансированию.

Кроме того, нельзя менять правила игры задним числом. В частности, мы говорим о страховании договоров долевого участия и об обеспечении этих договоров в соответствии с новым законодательством. Например, те объекты, которые находятся в высокой степени готовности, и по которым нет особых рисков по завершению, не стоит подводить в жесткие условия. Нужно дать возможность достроить эти дома на условиях тех договоров, которые были подписаны раннее. Также мы участвуем в переговорах с банками, которые работают на территории нашего региона, для того чтобы ускорить процесс становления нового инструмента, открытие эскроу-счетов и проектного финансирования. Хотя, конечно, определенное беспокойство есть, и, как бы ни было сложно, я понимаю, что это необходимо.

— Насколько, на ваш взгляд, справедлива оценка застройщиков, которые считают, что программа поддержки отрасли до 2021 года недостаточно эффективна?

— Я считаю, что есть отрасли, которые сами по себе не требует поддержки. Например, промышленное производство. Я нашим промышленникам не один раз говорил, что нужно поддерживать развитие инвестиционных проектов, но поддерживать текущую деятельность предприятия со стороны государства было бы неправильно. То же самое я могу сказать и в отношении строительной отрасли. Государство в первую очередь должно вкладываться в ускоренное развитие социальных проектов, а не просто поддерживать бизнес в период очередного рыночного спада. На самом деле сегодня ситуация на рынке жилья — это отражение наших рекордных вводов и строительства в предыдущие годы.

Теперь вернемся к решению социальных задач. Здесь участие государства требуется, и весьма активное. Потому что задача поставлена достаточно амбициозная — ввести 120 млн квадратных метров жилья, что в полтора раза больше, чем в 2017 году, а в пересчете на прогноз по Новосибирской области это более 2 млн квадратных метров в год. Для того чтобы обеспечить такой ввод, участие государства должно быть более масштабным. Это касается и социальной, и инженерной инфраструктуры, а также улиц, энергетических коммуникаций. Здесь я со строителями соглашусь, помощь государства в этих вопросах явно недостаточная. Это же могут сказать и жители тех самых новостроек, которым не хватает улиц, автобусных маршрутов, мест в детских садах и школах. Да, есть такая проблема.

Хорошо, что федеральные программы в рамках нацпроектов нам сегодня рисуют достаточно определенные перспективы по некоторым из этих направлений. В частности, мы прекрасно понимаем, за счет каких ресурсов и когда мы сможем решить проблему дефицита мест в детских садах и школах, другое дело, что пока недостаточно финансирования по развитию транспортной инфраструктуры. Мы понимаем, что нам нужно больше вкладывать средств в строительство улиц в микрорайонах новостроек, пока достаточно сложная ситуация по развитию инженерной инфраструктуры. Сегодня мы это перекладываем на плечи ресурсоснабжающих организаций и застройщиков, но если мы хотим обеспечить опережающие темпы роста строительства, перешагнуть те самые 2 млн квадратных метров в год, очевидно, что нам потребуется участвовать в этом вопросе, и здесь я со строителями согласен.

— Очень много говорилось о том, что к проектам с федеральным финансированием нужно активно привлекать местные компании. Как вы считаете, насколько региональные компании в состоянии самостоятельно построить эти объекты, причем качественно и в срок?

— Все зависит от масштаба объекта. Например, я надеюсь, что на конкурс по строительству перинатального центра подадут заявки наши новосибирские компании и выиграют этот конкурс. Хотя загадывать нельзя, да и по 44–ФЗ прийти может любой.

Если говорить о строительстве четвертого мостового перехода через реку Обь, я местных компаний, которые смогут выполнить этот проект, к сожалению, сегодня не вижу. Наш «Сибмост» находится не в лучшей форме, сейчас ему бы завершить те объекты, за которые он взялся. Очевидно, что такой крупный объект, по крайней мере собственно мостовой переход, местные компании не осилят, а какая компания придет со стороны, пока загадывать сложно.

Транспорт

— Возможно ли продолжение строительства новосибирского метро, причем не только новой станции под ледовую арену, в ближайшем будущем?

— Метрополитен — это очень дорогостоящий объект, и мы прекрасно понимаем, что ни один даже высокодоходный бюджет субъекта Федерации, за исключением Москвы, не в состоянии собственными силами финансировать развитие метрополитена. Здесь и я, и мои коллеги в других городах-миллионниках будем надеяться на помощь федерального правительства. Для этого нужно проделать большую предварительную работу, в первую очередь разработать проектно-сметную документацию.

Нам пришлось несколько изменить планы, мы надеялись в первую очередь продвигать продление Дзержинской линии метро, но, как вы знаете, там возникли серьезные проблемы с актуальностью проектно-сметной документации, которая была разработана в 2013 году, ее фактически нужно перерабатывать полностью. Так получилось, что документация на станцию «Спортивная» оказалось готова быстрее, чем на уже существующую Дзержинскую линию. Поэтому сегодня мы будем добиваться финансирования именно этой станции, тем более что у нас для этого есть дополнительные аргументы в виде Молодежного чемпионата мира по хоккею. Потом мы вернемся к другим этапам развития метрополитена, опять же по мере готовности документации.

— В утвержденном правительством РФ 30 сентября 2018 года комплексном плане модернизации и расширения магистральной инфраструктуры на период до 2024 года числится аэропорт Толмачево. Когда будут развернуты работы по реконструкции ВВП-2 и расширению пассажирского терминала? Увидим ли мы обновленный Толмачево к МЧМ-2023, как увидели жители Самары обновленный Курумоч к Мундиалю, а красноярцы — Емельяново?

— Этот проект состоит из двух крупных разделов. Первый раздел — это реконструкция взлетно-посадочной полосы. ВВП — это объект федеральной собственности, и за него отвечают Минтранс России и Росавиация. Нам действительно удалось доказать острую необходимость реконструкции второй ВВП в федеральном бюджете, поэтому в программах Минтранса РФ уже запланированы средства на 2019 год на начало работ по реконструкции. Хотя я еще раз повторю, что это сфера ответственности Росавиации, и сегодня сказать, когда они выйдут со строительной техникой, я не могу. Мы со своей стороны стараемся их подталкивать к тому, чтобы работы начались как можно быстрее.

Второй раздел — это реконструкция аэровокзала (реконструкция терминала), которая является зоной ответственности оператора компании «Новапорт», с руководством которой мы находимся в постоянном контакте. Сегодня идет разработка проектно-сметной документации, коллеги-авиаторы планируют завершить ее к третьему кварталу 2019 года, а в третьем и четвертом кварталах 2019 года приступить к работам по реконструкции. Фактически это будет строительство нового терминала в достаточно сложных условиях действующего старого.

Первый этап этого крупного проекта мы рассчитываем выполнить до 2023 года, его стоимость — 12 млрд рублей. Он будет реализован к чемпионату мира, возможности терминала будут расширены за счет пристройки еще одного блока. После проведения чемпионата, когда мы проводим наших гостей, старое здание будет разобрано, на его месте будет пристроен второй блок нового терминала.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *