Как один клиент четырех банкиров прокормил

Как один клиент четырех банкиров прокормил

Содержание показать

По данным бюро кредитных историй «Эквифакс», в конце 2017 года 65% банковских заемщиков имели действующий кредит только в одном банке. С течением времени этот процент только падал, а доля наиболее рисковой категории клиентов, имеющих активные займы не менее чем в четырех банках, к концу 2019 года увеличилась до 6,1%. Доли промежуточных категорий также растут, клиенты увеличивают число банков в кошельке, и обратной миграции аналитики практически не наблюдают, несмотря на рост числа предложений по рефинансированию старых кредитов по новым ставкам. Почему так происходит и чем это грозит, разбирался «Континент Сибирь».

Почему растет мультибанковость

Этот тренд выглядит достаточно своеобразно на фоне двух процессов, которые, на первый взгляд, должны двигать кредитный рынок в противоположном направлении. Последние годы регулятор борется с излишней закредитованностью граждан, вводя высокие коэффициенты риска и общий показатель долговой нагрузки.

«Показателем долговой нагрузки (ПДН) называется отношение платежей по всем кредитам к ежемесячному доходу. ПДН для того и создавался, чтобы считать совокупную кредитную нагрузку на человека — общую, а не для одного конкретного банка, — комментирует директор Сибирско-Уральского макрорегиона Райффайзенбанка Эльвира Емец. — В прошлом году ЦБ дважды вводил меры по охлаждению розничного кредитования. В апреле были введены повышенные коэффициенты риска по высокомаржинальным потребительским ссудам, а с октября — показатель долговой нагрузки заемщика».

Как один клиент четырех банкиров прокормил

Что нужно знать о законах по взысканию долгов, и что в них может измениться?

Хотя прямого запрета на работу с клиентами, ПДН которых поднимается выше определенной нормы, нет, банки отнеслись к такой рекомендации достаточно серьезно. «Большинство банков действительно пересматривают требования к заемщикам в сторону ужесточения. В том числе из-за выводов ЦБ о высокой закредитованности заемщиков, — говорит начальник отдела организации розничных продаж банка «Акцепт» Светлана Кривошапкина. — При оценке заемщиков банки очень пристально изучают их кредитную историю и финансовую нагрузку во всех финансовых организациях, что позволяет оценить реальную платежеспособность клиента и соблюсти все требования ЦБ».

В чем заключаются эти требования? При расчете достаточности капитала банки обязаны учитывать минимальную надбавку в 30 процентных пунктов по кредитам для заемщика, который уже тратит на выплаты по кредиту до половины доходов при полной стоимости кредита до 10%. Максимальную надбавку в 500 процентных пунктов банки будут обязаны учесть при любом показателе долговой нагрузки и полной стоимости кредита выше 35%.

«Эквифакс» также отметил снижение кредитной активности в конце 2019 года — именно из-за введения ПДН. По данным бюро кредитных историй, в период октября-декабря 2019 года банки предоставили кредитов на 743,1 млрд рублей, что на 12% меньше, чем за аналогичный период 2018 года, и на 9% меньше, чем в III квартале 2019 года. В сегменте кредитных карт в IV квартале прошлого года их выдача упала до 159,3 млрд рублей, снизившись на 11% в годовом выражении и на 4% в квартальном. Число выданных кредитных карт упало на 16% в годовом выражении.

Как один клиент четырех банкиров прокормил

Потребительское кредитование — драйвер надежды

«То есть выдача потребкредитов и карт в банках сокращается, что может заставить заемщиков пытаться «размазать» потребности в средствах по нескольким кредитам сразу, — делает вывод руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев. — Но, к сожалению, такая практика только ухудшает экономическое состояние заемщика. Чем больше кредитов, тем меньше свободных средств остается, несмотря на всевозможные бонусные программы, кешбэки и прочее. Выходом из такой ситуации может быть постепенное сокращение кредитной нагрузки силами самого заемщика и стремление жить по средствам».

Эксперт считает, что со стороны клиентов распределение кредитной нагрузки по большому количеству банков действительно можно объяснить стремлением «обмануть» преграды, установленные банками и ЦБ. К такому же мнению приходит и «Эквифакс». По их оценке, чаще всего мультибанковский клиент создается так: сначала он получает зарплатную карту в банке № 1, который затем в рамках своей экосистемы может подключить ему дополнительные продукты. Банк № 2 в большинстве случаев выдает потребительский кредит или кредитную карту, последующие — ипотеку, автокредит и опять же кредитные карты. В итоге при получении карты или автокредита в банке № 3 или № 4 потребитель не «привязывается» к своему основному банку (которым по-прежнему считается банк № 1), а обращается в те банки, которые могут предложить наиболее выгодные условия по карте, или в кэптивный банк за автокредитом.

Наибольший рост числа заемщиков «Эквифакс» отметил в сегменте «4 и более банков в кошельке» — их количество за последние два года увеличилось на 60% и приблизилось к 2,5 млн человек.

Почему рефинансирование пока не вытягивает

В настоящее время на рынке продолжается еще один процесс, который теоретически может снизить закредитованность банковских клиентов. Снижение ставок и высокое насыщение кредитными продуктами интересных с точки зрения банков групп населения привели к росту предложений по рефинансированию старых займов. Часто — по формуле «один кредит вместо нескольких». Например, некоторые банки предлагают включить в ипотечный кредит (и по ипотечной ставке) не только отделку, но и обстановку будущего жилья, на которую раньше приходилось брать другой кредит под большие проценты и часто в другом банке. «Объединив несколько кредитов в один, можно снизить долговую нагрузку за счет увеличения срока выплат, в ряде случаев, рефинансировав кредит, можно снизить процентную ставку, — констатирует директор дивизиона «Сибирь» Уральского банка реконструкции и развития Андрей Третьяков и добавляет, почему это предложение пока не может переломить тренд на рост числа кредитов: — Как правило, клиент, приобретая машину в кредит, получает в автосалоне программу нескольких банков с разными вариантами. Все клиенты разные. Кому-то нужна в первую очередь скорость, какой банк быстрее одобрит кредит, для другого клиента на первом месте низкий процент, для третьего — минимальные требования к документам. Исходя из этого, клиент делает выбор».

Как один клиент четырех банкиров прокормил

Доступные кредиты против низкой инфляции — или можно и то и другое сразу?

Не стоит забывать о том, что большинство банков распределяют блага и бонусы между клиентами прямо пропорционально уровню сотрудничества. Поэтому клиенты, считающие себя достаточно финансово грамотными, стараются составить индивидуальный портфель, исходя из всех своих потребностей, который в итоге может оказаться выгоднее, чем продукт одного банка, даже с учетом обслуживания карт, кредитов и прочего. «Люди меньше ориентируются на бренд банка и больше — на продукт, который нужен лично им», — констатирует Эльвира Емец.

Может ли такое «размазывание» в итоге снизить кредитную нагрузку, а не повысить ее? Мнения экспертов по этому вопросу разошлись. «Кешбэк, начисленный в магазинах за покупку товаров, можно использовать на погашение своих долгов, а бонусы можно конвертировать в валюту или применить в качестве оплаты других повседневных трат. Поэтому, безусловно, такие программы приводят к снижению долговой нагрузки, — высказывается риск-директор карты рассрочки «Совесть» Анастасия Мухачева. — В результате у человека в кошельке мирно уживаются несколько банковских карт, в том числе кредитных или карт рассрочки, которые удобно и выгодно использовать в различных ситуациях в зависимости от условий».

«К сожалению, всевозможные бонусы, кешбэк и прочие приятные вещи не могут снизить нагрузку на кошельки граждан, так как сумма платежей значительно превышает размеры возвращаемых денежных средств», — считает начальник управления развития банковских продуктов и проектов банка «Фридом Финанс» Мурад Шихмагомедов.

Интересны ли банкам «профессиональные заемщики»?

Все опрошенные «Континентом Сибирь» представители банков отметили, что сегодня, несмотря на ужесточения со стороны ЦБ, при оценке клиента они в первую очередь смотрят не на то, сколько он уже выплачивает по кредитным обязательствам и какую долю его доходов составляет эта сумма, а на добросовестность платежей. Этот показатель не только важнее с точки зрения кредитной организации, его вдобавок проще отследить, тогда как доход потенциального заемщика может быть «серым». «Некоторые страны на государственном уровне собирают информацию о доходах населения, и все банки имеют доступ к ней — соответственно, заемщика никто не перегружает. У нас такая практика только начала вводиться, — говорит Анастасия Мухачева. — Сервис ПФР по отчислениям предоставляет информацию о «белой» зарплате заемщика, но так как в стране высокий уровень «серых» зарплат, этот сервис, к сожалению, не покрывает нужды банков на 100%».

Артем Деев считает, что «профессиональные должники», даже если они регулярно проводят платежи, банкам сегодня неинтересны. Мурад Шихмагомедов говорит, что в зависимости от размера капитала, риск-аппетита и других целей кредитной организации данный сегмент может быть востребован. «Например, если перед банком стоит задача существенно нарастить кредитный портфель, невзирая на риски и при должном размере капитала, то подобные «профессиональные должники» могут быть ему интересны. Если такой задачи нет, то разумнее отказаться от таких клиентов, тем самым снизив риски невозврата денежных средств», — говорит эксперт. По его мнению, именно разборчивость банков способствует тому, что клиенты начинают «распыляться» между кредитными организациями по мере роста ПДН: если уже есть обязательства перед тремя банками и еще в пяти в займе отказали, в девятом, возможно, будет получено согласие.

Как один клиент четырех банкиров прокормил

«Пока Москва «сидит на деньгах», сибиряки пускают их в дело»

«Если в банк обратится «опытный» клиент с хорошей кредитной историей, ему выгоднее предлагать «длинные» кредиты или программы рефинансирования существующих кредитов, которые позволят уменьшить размер ежемесячного платежа и тем самым снизить долговую нагрузку заемщика, без увеличения достаточности капитала», — приводит пример Светлана Кривошапкина.

Что дальше?

«То, что проблема с закредитованностью целой группы граждан существует, — это факт, но тут нужно иметь в виду, что заемщики берут кредиты не от хорошей жизни — чтобы хоть как-то поддержать уровень своих потребностей, они вынуждены брать кредиты, — рассуждает начальник отдела инвестидей «БКС Брокер» Нарек Авакян. — Поэтому параллельно с закредитованностью я бы еще и предпринял шаги по увеличению доходов граждан, особенно тех, у которых они существенно ниже средней заработной платы по стране. Я напомню, что средняя зарплата в России, по Росстату, составляет 50 тысяч рублей в месяц, однако медианная зарплата составляет лишь 35 тысяч, а доля тех, кто получает 15 тысяч и меньше, — около 20% работников, и есть также определенный процент безработных».

Эксперт считает, что увеличение доходов населения (рост МРОТ, создание высокооплачиваемых рабочих мест) смогут снизить закредитованность лучше, чем «кнут» от регулятора. «К сожалению, пока проявляется тенденция скорее в обратном направлении — недавно Минтруда заявило о намерении понизить прожиточный минимум сразу на 400 рублей. Поэтому одна лишь борьба с закредитованностью может еще больше ослабить потребительский спрос и привести к еще большей стагнации в экономике», — констатирует он.

«Сама по себе высокая закредитованность не является признаком неблагополучия, — считает Анастасия Мухачева. — Подобную картину мы наблюдаем в США, Австралии, Швейцарии, Канаде — в странах, где люди давно к этому привыкли, где выше уровень финансовой грамотности и проникновения «длинных» кредитов, таких как ипотека. Наше население только учится грамотно оценивать свои возможности и планировать бюджет, обслуживать кредиты. Поэтому, если говорить о возможном перегреве в сегменте розничного кредитования, то, на мой взгляд, опасения преувеличены».

Как один клиент четырех банкиров прокормил

Сибирь проснулась – теперь малый бизнес больше берет и лучше возвращает

По данным Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств (НАПКА), доля просроченной задолженности в России составляет около 4–4,2% от общего кредитного портфеля.

Наконец, эксперты «Эквифакс» считают, что тренд на «распыление» долгов между большим числом банков в ближайшие несколько лет угаснет сам собой. Этому поспособствуют отложенные эффекты от ужесточения требований ЦБ и унификация баз данных ФНС, ПФР и других организаций, по которым кредиторы могут точно определить уровень доходов и расходов потенциального заемщика.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@ksonline.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *