Митины письма. История секретаря партбюро довоенной «Алтайки» Дмитрия Сыщикова

Митины письма. История секретаря партбюро довоенной «Алтайки» Дмитрия Сыщикова

Еще одно имя в мемориале «Алтайки» – Дмитрий Сыщиков. Эти весточки с войны «старше» Победы – просто потому, что их автор до нее не дожил…

«Можно опубликовать Митины письма? Ведь есть в них очень личные строки…» – этот вопрос я задала тверичанину Илье Казакову, правнуку журналиста, секретаря партбюро довоенной «Алтайки» Дмитрия Сыщикова.

«Можно, – ответил он. – Люди в войну через многое проходили и сохраняли в душе всё самое светлое. Это важно, это должны знать».

Обычная судьба

Детство нашего героя… Да было ли оно? Когда Мите Сыщикову исполнилось два года, умер его отец и мать осталась одна с тремя детьми. Подросши, мальчонка сначала нищенствовал, потом батрачил… Жизнь Мити переменилась в 1924-м: он вступил в комсомол, обучился грамоте. К будущей профессии первый шаг сделал в армии, в рабкоровском кружке.

Что было потом? Различные курсы, самообразование, прием в партию, кипучая общественная жизнь… Сначала Сыщиков – секретарь партячейки на строительстве обогатительной фабрики, позже – редактор многотиражки «Рабочий» на Спасских приисках. Из районки решением крайкома ВКП(б) был отозван в «Алтайскую правду». В нашей газете он прошел путь от литсотрудника партотдела до завотделом пропаганды марксизма-ленинизма. Его жена также работала в редакции «АП».

Гвардии майор, замкомандира дивизиона по политчасти 15-го гвардейского гаубичного артполка Резерва Главного Командования Дмитрий Сыщиков погиб 1 августа 1943-го под Смоленском. Он похоронен в братской могиле в п. Всходы Угренского района. Там в начале пятидесятых были перезахоронены останки 7500 героев, перенесенные из 103 смоленских деревень.

О том, что у Сыщикова было трое детей, я узнала совсем недавно. Его дочь Аделаида Дмитриевна успела увидеть фотографии отца и прочитать документы, найденные мной в архиве…

«До скорой встречи!»

Когда началась война, Шурик и Володя Сыщиковы еще под стол пешком ходили. Адочка же была уже школьницей. И потому отец писал с фронта ей.

В архиве Аделаиды Дмитриевны ее внук Илья нашел и открытки, и письма, и почтовые карточки. Увы, даже современные технологии не позволяют прочесть все послания. Время ли, слезы ли стерли строки… Порой едва различимые буквы обведены другой рукой. Как в этой, первой по времени из сохранившихся почтовой карточке:

«Здравствуй милая Ада!

Ада, ты наверняка учишься в школе, познаешь мудрость русского языка, арифметики и прочих умных наук. Учись родная, будь умницей, ученье всегда пригодится. До скорой встречи доченька!

Папа. 24/X 41 г.».

Текст на открытке «Зебры» издания Тбилисского зоопарка расшифровать пока не удалось. А вот открытка «Чайка» – издание другого, Московского зоопарка – вполне читабельна. Судя по почтовому штемпелю, она была отправлена в мае-июне 1942-го:

«Здравствуй милый Адочек!

Посылаю тебе благородную птичку чайку и уверен, что до моего приезда ты так же легко будешь парить под голубым алтайским небом, как эта чайка в воздухе. Папа».

Есть послания, точно датировать которые сложно:

«Адочка! Привет тебе родная! (нрзб) Ада напиши мне письмо и расскажи как учишься. Папа. 9/ХII».

«Адочка (нрзб) апреля я получил твое письмо. Спасибо моя милая дочка. Оно меня обрадовало как яркий солнечный день весною. Ты говоришь, что матери мало пишу писем, поэтому ей бывает «(нрзб) и обидно». Родная моя на фронте не всегда можно часто писать. (нрзб) выберу время я постараюсь выполнить твою просьбу.

Целую тебя, Адочка. Привет маме, Шурику и Вовочке. Папа».

А вот из этого послания понятно, что написано оно накануне нового, 1942 года:

«Адочка!

Завтра новый год. Ты, наверно, будешь на школьной елке петь песни, плясать и дикламировать, как это было прошлый год. Хорошо тогда было!

У меня нынче «елка» будет в хорошем пихтовом лесу, вместо лампочек – яркие звезды и «дед мороз» настоящий. Привет от папы».

И вот две открытки уже из 1942-го:

«Здравствуй, моя милая, родная Адочка

Привет тебе от папы. Ада! Передай привет Шурику и скажи ему, что я очень рад, что он оздоровил. Расцелуй его от моего имени. Привет Володе, маме и Нине.

Целую тебя. Папа.

5/V 42 г.».

«Адочка!

Здравствуй милая крошка!

Поздравляю тебя с праздником 25 годовщины Октября. Желаю лучше учиться.

Папа.

7-11-42 г.».

Каждый прожитый день

В архиве Казаковых есть и простые письма, и послания, написанные Дмитрием Сыщиковым на почтовой бумаге. Причем бумага эта снабжена рисунком: под прикрытием танка и самолетов бойцы идут в атаку… Под иллюстрацией лозунг – «Нет сейчас более важной задачи, чем задача побить врага. Все силы народа – на разгром фашистских захватчиков! Смерть немецким оккупантам!»

На обороте одного такого письма сохранилась приписка: «Ада! Посылаю тебе календарь. Ты в нем зачеркивай каждый прожитый день. И вот когда ты зачеркнешь последний день, тогда я приду домой».

Как тут не вспомнить строки Роберта Рождественского: «Где он, этот день, и на каком календаре отмечен он чертою? Где он, этот день, в каких краях его искать, в каком году…»

Кто знает, сколько раз перечитывали родные вот эти письма Мити:

«Адочка! Здравствуй моя маленькая крошка! Привет тебе с фронта от папы. Адочка! Почему же ты мне уже давно не пишешь ничего? Как твое здоровье? Как ты учишься? Все мне милая опиши. Я очень жду от тебя хоть маленькую записочку. Целую твои конопатенькие щечки и рыженькие волосики. Привет маме, Шуре и Вове. Папа».

«Адочка!

Я вчера получил письмо от мамы. Она говорит, что ты учишься на отлично.

(нрзб) старайся, учись, будешь хорошим человеком. В нашей стране грамотных очень любят.

Ада! Попроси маму, чтобы она тебя одну или вместе с ребятами (Шурой, Вовой) сфотографировала и карточку послала мне.

Я о тебе, Адочка, очень соскучился. От мамы одно новое фото получил.

Поцелуй ее за фото. Папа».

«Адочка! 31 марта я получил твое письмо. Спасибо тебе моя маленькая родная крошка.

Рад, что ты учишься на отлично.

Целую тебя. Твой папа.

2/IV 42 г.».

«Адочка!

Ты мне писала, что учишься на отлично. Это очень хорошо моя милая!

У вас ведь скоро будут «каникулы» – вас распустят до самого сентября. Вот вы потешитесь, поиграете…

Тебя, наверно, как отличницу направят в пионерский лагерь? Если поедешь, то напиши мне. Целую тебя. Папа.

7/V 42 г.».

«Родная Ада! Привет тебе от папы с фронта.

Ада! Сейчас идет бой у нас. Наша артиллерия бьет немчуру, как сусликов. Пехота подходит к деревне немчуришки удирают. Я сижу в блиндаже метров 700 от них. Кругом рвутся снаряды, трещат пулеметы и автоматы, ходят наши и ихние танки тоже стреляют, а наши все равно идут и идут. Бесстрашные русские люди! Ты тоже должна быть храбрая, смелая.

Папа. 14/VII 42 г.».

«Адочка! Привет тебе милая!

Ада! Сегодня я всю ночь спал в блиндаже и много разных снов видел.

Захожу будто бы в дом отдыха. В котором ты была в Барнауле, где мы с мамой и Шуриком тебе приносили варений, а ты сидишь кушаешь, заметила что я пришел, но на меня не смотришь.

Я остановился и жду, когда ты взглянешь на меня, но так и не дождал – проснулся.

Как жалко было, что с тобой не поговорил…

Милая, будь здорова. Целую тебя. Папа.

22/I 43 г.

Привет маме, Шурику, Вове, бабушке, дедушке и Нине».

«Адочка!

Привет тебе, милая крошка!

Письмо твое, в котором ты мне послала цветы, я получил. Большое, большое тебе спасибо! Ада! Ты пишешь, что у тебя есть своя собственная грядка, которую ты сама посадила и обрабатываешь. Это умный поступок, Адочка! Молодец!

Только вот важно что: у кого лучше родятся овощи – у мамы или у дочки?

Родятся, конечно, лучше у того, кто их лучше обработает (прополет), польет.

Ну пока, милая.

ЦЕЛУЮ тебя. Твой папа.

Расцелуй братишек, бабушку и дедушку.

А маму поцелуй и легонько прикуси ей толстенькую губочку и скажи, что это сделала от имени папочки.

24/VI 43 г.».

Эпилог

Каким Аделаида Дмитриевна запомнила своего отца? Добрым. Еще она рассказывала внуку Илье про то, как узнала о Победе: обрадовалась, побежала вприпрыжку и… остановилась от пронзившей мысли: «Папа-то уже не вернется».

Наш герой мог бы гордиться своими детьми. Аделаида выучилась, работала на Тверской шелкоткацкой фабрике – сначала главным инженером, потом генеральным директором объединения. Получила звание заслуженного работника текстильной и легкой промышленности РФ. Владимир тоже был технарем. А вот Александр вырос гуманитарием – он стал известным ученым, полвека трудился в Научно-исследовательском отделе библиографии и библиотековедения Библиотеки Академии наук, издал немало научных трудов.

Помнят Дмитрия Сыщикова уже и внуки, и правнуки его… Будем помнить и мы!