В литературе возможно все

В литературе возможно все

3–4 ноября 2019 года в Новосибирском центре культуры и отдыха «Победа» прошел крупнейший в стране литературный форум-фестиваль, посвященный национальным языкам и литературам народов России, среди которых был и русский. Официальный, объединяющий всех гостей, язык представляли авторы «Редакции Елены Шубиной», в том числе российский прозаик Яна Вагнер.

Всего на фестивале, на трех его площадках, говорили на 30 языках коренных народов Российской Федерации. На основной сцене выступили музыканты и сказители, здесь же прошел поэтический джем, объединивший российских авторов — амбассадоров 15 языков.

Основатель звукозаписывающего лейбла OredRecordings Булат Халилов из Нальчика поделился методами работы с традиционной песенной культурой Северного Кавказа исходя из своего опыта «самодеятельной этнографии»: путешествий по городам и селам региона в поисках локальных исполнителей.

Продюсер Юрий Романов из Новосибирска описал культурный проект «ВотЭтно!», в рамках которого состоялось объединение под одним брендом музыкальных культур разных народов России. В концертной программе выступили исполнители кабардино-балкарской, бурятской, удмуртской, хакасской, черкесской, алтайской, абазинской, башкирской и ненецкой музыкальных традиций. Завершилась она головокружительным джемом.

В фестивальном Лектории выступили поэты, переводчики и литературные критики. В кинозале прошли показы авторских документальных работ на национальных языках, творческие встречи с режиссерами и драматургами Эдуардом Новиковым из Якутии и Олегом Юмовым из Бурятии. В рамках книжного маркета за два дня продали около 3500 книг.

Под модераторством редактора «Редакции Елены Шубиной» Дарьи Сапрыкиной состоялась встреча с ЯНОЙ ВАГНЕР и другими российскими писателями. Поучаствовать в этой беседе удалось и корреспонденту «Континента Сибирь».

— Яна, что сейчас из себя представляет русский роман, как он видоизменяется последние десять лет?

— Мне кажется, что русский роман по-прежнему весь в XX веке. В этом смысле мало что меняется. Нам нужно перевернуть страницу, только нет пока такой возможности. Весь мир уже худо-бедно перевалил в XXI, а мы еще не совсем. Дверь в прошлое открыта, оттуда сильно дует. XX век не отрефлексирован, не переосмыслен. Придется еще подождать, чтобы этот этап закончился. А случится это в тот момент, когда будет написан новый большой русский роман.

— Как вы видите нового русского героя, кто это?

— Недавно один читатель как раз задал мне этот вопрос: «Почему ваши герои — не герои? Почему ваши персонажи такие несовершенные? Почему нет никого, кому хотелось бы подражать?» Мне кажется, герой современной литературы — это совершенно не герой. Очень рефлексирующий, сомневающийся, неуверенный в себе человек, который редко действует, чаще думает, страдает и мучается. Мне хотелось бы представить, каким он будет в ближайшие 10–15 лет, но я не могу. Я не знаю, каким он должен быть.

— Все говорят, что нужно рассказывать истории, а для вас самое главное — стилевые поиски или оттачивание сюжета? Нам вообще нужен новый язык? Или нужны новые сюжеты?

— Я не вижу причины, почему одно должно быть в ущерб другому. Хорошо, когда сильные и сюжет, и стиль. Интересную историю, рассказанную скверным языком, читать так же обидно, как великолепно стилистически сделанную работу, в которой ничего не происходит. Вот это последних лет презрение к сюжету, убеждение, что сюжет, а уж тем более жанр — это что-то, что мгновенно переводит книгу из области серьезного разговора в развлекательную плоскость, вот это очень обидно. Это ошибка.

— Вы вообще мыслите рамками жанра: «А не написать мне теперь детектив?»

— Когда вы начинаете рассказывать историю, в которой есть убийство, вы в каком-то смысле жанровые рамки предполагаете. Другое дело, что они не налагают на вас никакой ответственности. Мой последний роман «Кто не спрятался» — герметический детектив, но на самом деле я нарушила все, что только можно. Я практически ни одного жанрового ожидания не исполнила. С одной стороны, жанровые рамки прекрасно ломать. С другой — вы должны быть готовы, что всегда найдется большое количество людей, которые будут этим недовольны и разочарованы.

— Актуальное и вечное — что выбираете вы? Стоит ли делать слепок современности, чтобы это был своего рода учебник истории?

— Для того чтобы отзываться на то, что происходит прямо сейчас, нужно уметь сохранять дистанцию. С этим довольно непросто. Потому что современники событий, как правило, не могут сохранить объективность. А пристрастность, как мне кажется, литературе вредит. Даже очень талантливые люди иногда проваливаются в попытку «пасти народы». Так что трудно сказать. Будет хороший текст, который не провалится ни в одну из этих ловушек, — засчитают как чистую победу. В литературе возможно все.

Редакция «КС» открыта для ваших новостей. Присылайте свои сообщения в любое время на почту news@sibpress.ru или через наши группы в Facebook и ВКонтакте

Подписывайтесь на канал «Континент Сибирь» в Telegram, чтобы первыми узнавать о ключевых событиях в деловых и властных кругах региона.

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *