Участник банды Амира ибн аль-Хаттаба рассказал, почему сын не должен повторить его судьбу

Участник банды Амира ибн аль-Хаттаба рассказал, почему сын не должен повторить его судьбу

Участник банды Амира ибн аль-Хаттаба рассказал, почему сын не должен повторить его судьбу

Участник незаконного вооруженного формирования, которое возглавлял полевой командир Амир ибн аль-Хаттаб, заявил, что раскаивается. Мужчина был осужден на 20 лет колонии строгого режима. Последние пять из них отбывает наказание в колонии № 10 Рубцовска. Он рассказал «АП», почему не хотел бы, чтобы сын повторил его судьбу.

«Таким был мой выбор»

Биография 45-летнего осужденного ИК № 10 Рубцовска Шерали Шукурова короткая и специфичная. Родился в Узбекистане в многодетной семье – у него восемь братьев и одна сестра. Мать воспитывала детей одна. В 1987 году переехали в Татарстан, в Набережные Челны. Советский Союз неминуемо распадался, и она решила перевезти детей на территорию России, считая, что так для них будет лучше.

Но именно там, будучи еще совсем молодым человеком, Шукуров увлекся исламом.

Учился в профессиональном училище на сварщика и бетонщика. Но интерес к религии и тем событиям, которые были тогда связаны с этим учением, постепенно практически полностью захватили его. А дальше с такими же, как он, парнями отправился на Кавказ, где вступил в незаконное вооруженное формирование самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия.

– Думаю сейчас, почему так все со мной произошло, с точки зрения жизненного опыта и прошедшего времени, – размышляет вслух Шукуров. – Тогда я начал интересоваться религией, попал в течение молодежи, которое обучалось этому. Изначально это позиционировалось лишь как получение знаний. В какой-то мере, можно сказать, сыграл свою роль и юношеский максимализм. Когда я поехал в полевой лагерь, мне было 22 года. Шел 1993 год. Положение в стране, всё в совокупности сыграло на то, что пошел на преступление. Сейчас не помню, кто из моих друзей предложил отправиться в Чечню. Было желание и денег заработать. До преступления работал на КамАЗе. Задержка зарплаты, безусловно, сыграла тоже свою роль. Мать не знала, чем я занимаюсь. Она, конечно, переживала за детей. Но на воспитание не хватало ни времени, ни сил… У других детей – моих братьев и сестры – не было таких проблем с законом, как у меня. Они сейчас занимаются в основном бизнесом, кто-то даже в полиции работает.

С марта по октябрь 1999 года Шукуров проходил, как сам говорит, курс «молодого бойца». А уже в июле 2000 года был взят под стражу. Суд приговорил его к 20 годам строгого режима, в том числе за то, что он вместе с двумя такими же участниками бандформирования захватил в заложники депутата гордумы в Набережных Челнах. За его освобождение требовали 320 тысяч долларов. Бывший боевик был осужден по трем статьям УК РФ, предусматривающим наказание за участие в бандформировании, захват заложника, побои средней тяжести.

Это стало первым и единственным заданием от полевого командира для Шукурова. Вскоре после его выполнения молодой на тот момент человек был задержан. Депутата, кстати, освободили спецслужбы. Вернулся домой живым.

– Сначала я провел пять лет в тюрьме в Татарстане, затем сменил несколько колоний в разных регионах России, – рассказывает осужденный. – В колонии Нижнекамска заболел туберкулезом. Болел девять лет. В 2015 году врачи сказали, что я полностью выздоровел. В этот год меня перевели в Рубцовск. Жду освобождения – через полгода на волю.

В том, что провел за колючкой практически полжизни, Шукуров винит только себя. Мол, сам сделал такой выбор…

Не из-за идей

Когда поступило предложение похитить депутата гордумы в Набережных Челнах, на решение Шукурова поучаствовать в этом повлияли, конечно, отнюдь не идеи.

– Пообещали солидное денежное вознаграждение, – говорит он. – Хотел дом купить. Жениться. Хотелось более обеспеченной жизни. Тогда в Чечне тема похищения богатых людей и освобождения их за выкуп была очень актуальной. То, что происходило вокруг, казалось интересным. Было весело, о последствиях не думал.

Депутата Шукуров и его подельники выследили и захватили прямо в собственной машине. Предупредили, что будут проблемы, если начнет сопротивляться. Увезли в другой регион. Тогда, по словам осужденного, было очень просто человека в Чечню увезти… Но обещанных денег исполнители похищения так и не получили. Им выплатили только мизерную часть «гонорара». А в тот момент, когда были задержаны, их заказчик уже был мертв.

Будущую жену Шукуров нашел после своего преступления, успел жениться в 1999 году. Она до сих пор ждет. А сын родился, когда мужчина уже отбывал наказание. Жена забеременела, когда было разрешено длительное свидание. Мать навещала непутевого сына. Но в 2003 году умерла. Ей 65 лет было.

– Тогда я ощутил особенно, как горько терять любимых людей, когда ты даже не провел с ними того времени, которое должен был, – делится осужденный.

А также мужчина уверен, что не стал бы участвовать в тех терактах, в которых пострадало мирное население, погибли дети. О том, что устраивали террористы, в том числе о подрывах жилых домов, метро, захватах заложников, Шукуров узнавал в колонии из теленовостей.

– Да, я пошел на преступление, – говорит Шукуров, – но забрал бы деньги и уехал в Турцию. Я не смог бы причинить зло мирным людям, особенно детям…

Когда обещанного не получил, бывший боевик, по его признанию,  почувствовал себя обманутым.

– Но я в какой-то мере фаталист, – заявил мужчина. – Значит, судьба такая. Сам виноват, избрал такой путь и должен нести ответственность.

Могло быть по-другому

По словам Шукурова, он много думал о том, как бы построил свою жизнь, если бы не вступил в бандформирование. В колонии перечитал много книг и понял, что его привлекает гуманитарное направление. Учился бы, воспитывал детей.

Сейчас общение с семьей в основном короткое. На редких свиданиях. Сын уже подросток. По словам Шукурова, мальчик похож на него не только внешне, но и по характеру. Растет без отца, а парню нужен контроль, чтобы так же не увлекся опасными идеями и не пошел по тому же пути, который когда-то выбрал его отец.

– Я понимаю, что за 20 лет все очень сильно изменилось. Это осознаешь, – говорит Шукуров. – Но пока чувствую лишь то, как сильно соскучился по жизненному процессу. Это превалирует над всем другим.

После отбытия срока намерен уехать в Набережные Челны к родным. Надеется, что сможет устроиться на работу, ведь освоил в колонии строительные специальности. Больше всего жалеет о потерянном времени. Что за это время не смог построить ничего того, что должен был. О большом отрезке жизни, который упустил из-за собственных ошибок и юношеской самонадеянности. Молодежи бывший боевик посоветовал направить свою энергию на созидание, в мирное русло. 

Кстати, на сегодня в учреждениях УИС Алтайского края содержится 12 осужденных за преступления экстремистской направленности, 26 – террористической, а также 15 – за участие в незаконных вооруженных формированиях.